May 15th, 2018

Хорошо забытое старое – иногда напоминает тебе твои собственные ценные энергии.

Оказывается, в жж есть жизнь. И это отличная новость.
Почему-то я вдруг ощутил отчетливый импульс сюда вернуться. Наверное, это какая-то область меня, которая вдруг стала снова актуальной. Или просто соскучился по длинным текстам. А может быть просто все возвращается на круги своя. И не важно, что мы напридумывали себе про дальние берега, они однажды просто меняются местами  с теми берегами, что были уж куда как совсем ближними.

И воды, что протекли между ними, и сами берега, и всяко разно, что их объединяло или разъединяло, суть условность, которой не стоит особо придавать значения. А главное - это досидеть на каком-нибудь берегу до момента, пока мимо проплывет что-то значимое. Немного терпения. И фокус внимания на текущей воде. Главное - не суетиться.

Несколько минут назад я закончил прямой эфир, в котором рассказывал про любовь к себе - что это, с чем едят, с чем путают и зачем оно нужно, и нужно ли вообще. Разговор на эту тему никогда не оставляет меня неизменным: я всегда наблюдают в себе какие-то трансформации, которые не всегда удается точно объяснить словами.

Во-первых, когда говоришь о том, что преимущественно чувствуется, не перестаешь удивляеться тому, как слова оказываются беспомощными в попытке описать живое. Это, наверное, как описывать текущую мимо тебя воду: вроде скажешь "вода", "течет мимо", "хорошо все", "смеркалось, шли годы". Но как-то ни журчанья, ни прохлады, ни обтекания, ни камышей шумящих, ни изменения притяжения, ни изменения состояния, с водой ассоциированного, уловить вполне не удастся: лишь потуги как-то описать внешние проявления того, что можно только пережить.

Всегда, когда говорю на эту тему, чувствую, что делаю что-то значимое, важное. Не только потому, что другим от этого хорошо, но еще и потому, что вселенная как-то снова и снова находит способы дать мне понять, что дело-то хорошее, прям от слова совсем. И дает она мне это понять таки вот своим вселенским способом – не словами никакими, не выводами, не наградами. А каким-то потоком, который она во мне где-то внутри открывает, этой энергией, сквозь меня проходящей, да так, что ни передать, ни выразить. Только и удается, что что-то сделать, сказать, быть каким-то другим, смотреть на всех этими вот глазами трехлетнего малыша.

Ну и сделать, да, хочется. Что-то эдакое, хорошее, доброе, значимое. Ну, и в добрый час. Пусть так.

В конце концов если мы вселенной объясняем все в форме чувственного переживания, то значит, и к ее ответу тоже стоит прислушаться. Ты вот хотел, чтобы "все было классно"? Вот слушай: все "очень, очень классно". Что именно? А вот это совершенно не важно: ум сейчас возьмется все там классифицировать, наклеивать ярлыки, сводить к одному. И в конце обязательно спросит: где деньги? Ну как жеж без этого.

И да, ясно, что не в деньгах дело, да и вообще, если прислушаться, дело-то ни в чем.
– Здравствуйте, мама и папа. Пишет вам ваш сын Федор, из Шаолиня. Я обрёл просветление и отказался от оценочных суждений. Поэтому дела у меня никак.

И формальная событийная канва жизни совершенно не важна: она остается на широком экране, и никак не затрагивает тех, кто в зале. Да, приходится признать, что есть большая пропасть, и, наверное, непреодолимая, между тем, что происходит на экране, и ситуацией в зале. События и все, что нас окружает, достойно наблюдения, как сепаратный перформанс, существующий исключительно для образовательных надобностей. “For educational purposes only"

Потому, видать, важнен только вот этот поток, на который ты, наконец, обратил внимание. Аллилуйя. Важно только то, несоразмеримо тебя большее, сопричастность чему ты сейчас ощущаешь. Побудь в этом, сопричастись, поблагодари за новый, открывшийся тебе уровень. А на экран забей – там все хорошо, сюжет своим чередом, все интересно, ты будешь туда поглядывать время от времени, чтобы не пропустить важное. Береги себя.